Война миров, которых нет

Вы в курсе, что некоторых звёзд, которые вы видите в ночном небе, уже давно не существует? Глаза обитателей нашей планеты видят лишь свет этих звёзд, который донёсся до них миллионы лет после смерти этих далёких светил. Возможно, вы также слышали про то, как некоторые люди могут испытывать так называемые «фантомные боли» в конечностях, которые давно ампутировали. Возможно вы знаете людей, потерявших близкого родственника, которые, находясь наедине с собой, имеют обыкновение вслух разговаривать с этим родственником. В нашей жизни присутствует множество давно не существующих, но влияющих на наше восприятие мира вещей. И даже если мы понимаем, что их больше нет, мы часто продолжаем вести себя как будто они ещё есть. Иногда это помогает нам пережить травму от потери. Но если эта иллюзия живёт слишком долго, она может мешать человеку развиваться дальше и находить счастье в новой реальности. Именно это происходит сегодня со многими из нас, потомками побеждённых в Холодной войне. 

Три мира Холодной войны

В первой половине 20-го века старый мир колониальных империй и монархического абсолютизма дворянских родов окончательно пал под натиском эмансипированных народных масс, требовавших справедливости и равноправия. Либералы и социалисты, буржуазия и пролетариат, отстояли у правящего класса право народа на реальную власть. Большинство стран мира стали республиками, либо конституционными монархиями, законодательная власть в которых была передана всенародно избранным парламентам. Однако после большевистского переворота в 1917 году, на пути человечества от абсолютизма к народовластию произошёл идеологический раскол между сторонниками равноправия и сторонниками равенства. Сторонники равенства, коммунисты, поначалу взяв власть лишь в России, вели активную миссию мировой революции пролетариата.

Была образована коммунистическая супердержава под названием СССР, которая после победы во Второй мировой войне обернула в коммунизм всю восточную Европу. Позже коммунисты покорили Китай и Монголию, и активно продвигали парадигму гражданского равенства, плановой экономики и диктатуры пролетариата на новые территории (см. анимацию ниже).

Тем временем, в странах западной Европы, Северной Америки, Австралии и Японии твёрдо сформировалась парадигма построения общества на основе либеральной демократии, рыночной экономики и идеологического плюрализма. Между этими двумя парадигмами началась холодная война. Родилась метафора трёх мировПервого (капиталистического), Второго (коммунистического), а также Третьего мира, под которым подразумевали внеблоковые страны (преимущественно) Африки, Азии и Южной Америки.

Катра "трёх миров" Холодной войны периода между захватом коммунистами Сайгона в 1975 году и коммунистическим переворотом в Лаосе того же года. © Wikipedia
Карта «трёх миров» Холодной войны периода между захватом коммунистами Сайгона в 1975 году и коммунистическим переворотом в Лаосе того же года. © Wikipedia

Метафоры Первого и Второго мира, Запада и Востока, коммунистов и «буржуев», «наших» и «чужих», просуществовали несколько десятилетий в состоянии жёсткого инфомационного противостояния, подогреваемого гонкой вооружений. Американские элиты очень боялись распространения коммунизма в США и активно распространяли среди населения страшилки про СССР. В СССР и его странах-сателлитах коммунистические власти вообще отрезали своё население от любой информации с Запада, дабы народ не засомневался в правильности единственной разрешённой идеологии.

Те, кто жил в то время в первом мире, привыкли к образу Второго мира (СССР и его союзников) как врага и соперника. Во Втором мире всё было так же. Соперничество с Западом во всех сферах было естественной частью мировоззрения жителей социалистического блока, которое передавалась из поколения в поколение.

Но вот пришёл 1989 год, и Второй мир стал трещать по швам. В 1991 году коммунисты потеряли власть над Россией, СССР распался и все страны Второго мира стали капиталистическими. Коммунистические режимы пали почти во всех странах, за исключением Кубы, Северной Кореи, Вьетнама и Китая (при этом, в Китае к 1991 году от коммунизма осталось одно название). Таким образом, Первый мир выиграл Холодную войну, а Второй мир прекратил существование.

Анимированная история зарождения и краха Второго (коммунистического) мира:

Естественно, страны и народы, ранее формировавшие Второй мир, никуда не делись. Исчезло лишь связующее звено, ранее наполнявшее это международное образование смыслом.

Коммунизм был тем общим знаменателем, который объединял страны бывшего Соцблока против Запада. Без коммунизма, оснований для противостояния не оставалось, как и для существования блоков в принципе. Образовалось новое мировое пространство, которое строилось на основах либеральной демократии, ставшей после победы Запада в Холодной войне международным эталоном государственного устройства. Одна за одной, бывшие коммунистические страны стали интегрироваться в Первый мир, за которым закрепилось более устойчивое, хотя и не вполне справедливое определение «Запад».

Из существовавших во времена Холодной войны трёх миров, сегодня упоминается, пожалуй, только Третий мир. Под ним до сих пор подразумеваются страны, не достигнувшие западных стандартов жизни, но имеющие друг с другом мало общего. Сюда входят и мусульманские теократии Среднего Востока, и с переменным успехом воюющие и голодающие бывшие европейские колонии Африки, и изнеможённые наркомафией латино-американские демократии, и южно-азиатские деспотии, и номинально демократические но безнадёжно отсталые государства южной Азии. После падения коммунизма, перечень стран Третьего мира пополнили и некоторые страны павшего Второго мира (в основном, азиатские), по разным причинам не принявшие западные стандарты общественного устройства.

Европа после падения Берлинской стены объединилась почти полностью. Из 20 европейских стран, ранее входивших в коммунистический блок, 18 стран в той или иной степени стали частью Запада. 12 были приняты в Европейский союз, 5 стоят в очереди, одна сражается (в буквальном смысле) за право стать в очередь, и лишь две европейские страны (точнее, их правительства) отвергли идею интеграции с остальной Европой и Западным миром в принципе. В одной из них в последнее время даже заговорили о возобновлении Холодной войны с Западным миром.

И вот тут я бы хотел провести параллель с «фантомными болями» в утерянной конечности. Ведь один из двух субъектов Холодной войны – давно исчез, как и сама причина этой войны – конфронтация двух идеологий. Все субъекты Холодной войны сегодня de facto являются капиталистическими странами, и перспектива возвращения к коммунизму даже не обсуждается. Схизм остался, пожалуй, лишь в наличии либо отсутствии в отдельных странах реальной демократии. Но ведь номинально в той же России установлена демократическая форма правления, и никто пока всерьёз не выдвигает авторитаризм в качестве идеологии, за которую народ готов будет стоять горой.

И если в случае с Россией желание части населения вступить в конфронтацию с Западным миром можно объяснить чувством реваншизма за потерянное геополитическое влияние и утерянный статус великой державы, то чем можно объяснить это желание у жителей Беларуси или Армении? Мой ответ: фантомными болями в теле, которого больше нет.

Многие жители бывших коммунистических стран до сих пор подсознательно ощущают свою принадлежность к миру, который давно исчез. Одним из свидетельств этому является частое употребление выражений вроде «постсоветского пространства» или СНГ, как будто это пространство является неким субъектом, каким был Советский союз. В их сердцах ещё живут воспоминания о советских временах, о советских фильмах, продуктах питания, песнях и традициях. Они понимают, что живут уже в другом мире (Первом, либо Третьем), но психологически всё равно себя к этим мирам не относят.

Белорусы, поляки, румыны, например, часто говорят о Европе как о чём-то стороннем, как будто сами в ней не находятся. Просто раньше Европа ассоциировалась с Первым миром, а они жили во Втором. И вроде бы никуда не переехали, поэтому говорить «мы» про то, что когда-то было чужим и вражеским, у многих не поворачивается язык.

Авторитарные правители некоторых бывших советских республик, придя к власти вскоре после падения коммунизма, умело использовали инертное мышление масс и привычные им штампы Холодной войны о Западе в роли врага для дискредитации идей демократии и удержания этой власти. Этот симбиоз привычной подсознательной неприязни и вполне себе обоснованной зависти перед более богатыми и развитыми странами легко понять, но трудно рационально оправдать и упаковать в идеологию. Отсюда – все тщетные попытки последних 20 лет возродить Второй мир через имитацию разного рода интеграционных объединений, о которых мало кто в мире слышал (СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, Союз России и Беларуси) между немногочисленными странами бывшего СССР, авторитарные лидеры которых в действительности никогда добровольно не отдали бы ни капли своей реальной власти в пользу какого-либо наднационального объединения. Тем не менее, иллюзия принадлежности к некому крупному антизападному объединению (отсюда же и утопическая идея «Русского мира»), помогает притупить депрессивное ощущение выброшенности за борт цивилизации. Поэтому несмотря на очевидную невозможность возрождения Второго мира, ностальгия по былым временам ещё долго будет править умами многих потомков Холодной войны.

 

Понравилась статья? Поделись!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •