Не принимайте себя, как есть

Когда-то в холостяцкие годы я встретил симпатичную девушку, с которой попробовал встречаться. Она была мила душой, но я вскоре заметил за ней склонность отвешивать время от времени давольно колкие и провоцирующие комментарии. Когда я дал ей понять, что эти комментарии мне неприятны, то вместо извинения получил в ответ: «Ну вот такая я. Прими, как есть.» Я решил не принимать, однако этот короткий опыт навёл меня на полезное наблюдение касательно довольно симптоматичной для многих людей точки зрения. 

Быть собой, или быть тем, кем хочешь?

О том, как важно всегда быть собой и не подстраиваться под других написано множество песен, романтических книг и поучительных историй. Как идеологически подкованный либерал и убеждённый нон-конформист, я свято уважаю право каждого человека на индивидуальность, осуждаю стадное поведение и насаждение своих нравственных идеалов другим. При этом, для меня сегодня очевидно, что эта красивая мысль очень часто становится носителем фатально депрессивного мифа о том, что люди не меняются. Этот миф деструктивен как для индивидуальной самореализации, так и для общества, ибо является эффективнейшим барьером для развития и прогресса.

Значительная часть мнений в научном сообществе сегодня солидарна в том, что генетика влияет на личностные характеристики человека в гораздо меньшей степени, чем социальные факторы. Подтверждений этому есть множество в нашей повседневной жизни. Все мы встречали людей, которые в течение жизни произвели над собой существенные личностные изменения (пьяница и тунеядец, внезапно вставший на ноги; коммунист, начавший верить в бога; феминистка, ставшая домохозяйкой; тихоня, ставший болтуном и т.п.). Я уже не говорю про элементарное избавление от дурных привычек, и обзаведение новыми. Однако самым явным подтверждением влияния социальных факторов на формирование личности я бы назвал культурные различия.

То, что люди в разных странах и регионах часто имеют множество общих с земляками повадок и взглядов, ярко свидетельствует об отнюдь не биологическом происхождении этих характеристик. Следовательно, наша природа никак не мешает нам вносить осознанные корректировки в наши социо-культурные качества, если они по каким-то причинам нас не устраивают. Если вы привыкли много материться, потому что выросли в семье, где все матерятся, но вам это качество не нравится или мешает вашей карьере, то вы вполне в состоянии произвести над собой усилие и избавиться от этой привычки.

Но такова уж человеческая природа, что производить усилия над собой человек склонен неохотно. Гораздо более охотно человек склонен придумывать оправдания собственным недостаткам.

Одним таким оправданием является как раз вышеупомянутый миф о неизменности человеческого характера под благородной метафорой «быть собой». Несмотря на свою полную логическую несостоятельность, мы видим его проявления повсюду. Одно из таких проявлений — это «Я — такая. Прими, как есть.» Другое, и ещё более деструктивное — это ссылка на менталитет.

Менталитет как алиби

Среди народов, соседствующих с Нидерландами, бытует представление о голландском менталитете. Стереотипный голландец представляется как деловой, скупой, прямолинейный и жёсткий в переговорах. При этом, пожив в Нидерландах, я заметил, что лучше всех ощущают наличие этого особого менталитета сами голландцы. Почти каждый раз когда знакомый голландец нечаянно отпускал какую-нибудь грубость, он тут же виновато пожимал плечами со словами «простите, просто я — голландец». Когда знакомая решила не оставлять чаевые в ресторане после обеда, скрывая лёгкую стыдливость под имитацией игривой улыбки она также заметила: «Я же — голландка. Мы все скупые.»

Объяснить свою скупость голландским менталитетом мне пытались очень многие. Я им завидовал. Вот бы у меня тоже был менталитет, позволяющий мне делать то, за что другим стыдно!

Подобные вещи я наблюдал во многих странах. Садясь вместе с приятелями-итальянцами в трамвай в Милане, я спросил одну из них, как нужно расплачиваться за проезд. Ответ звучал примерно так: «Мы — итальянцы. У нас никто не платит за проезд. Если придёт контролёр, сделай вид, что не понимаешь, что он говорит, и он оставит тебя в покое.» Примерно в тех же выражениях мне, ищущему пешеходный переход, позже предлагали перебежать перекрёсток по диагонали: «Ты — в Италии. Не тупи!»

Мои испанские знакомые при каждом опоздании в виде оправдания регулярно приводят тот факт, что они — испанцы. Друзья-финны регулярно используют свой национальный менталитет как повод хорошенько нажраться посреди недели. И тут бывают забавные стычки менталитетов. Знакомая рассказывала про русскую девушку, которую сутки откачивали в финской больнице. Когда девушку спросили, зачем она выжрала целый литр Коскенкорвы, та ответила (не дословно): «Я подумала, что раз я — русская, то должна осилить не меньше, чем финны.»

Но вообще, конечно, менталитет — вещь удобная. Он даёт его носителям алиби для всякого рода свинства. Получается, что если ты — француз, то ты со спокойной совестью можешь изменять жене. Если грек — можешь не платить налоги. Если англичанин — можешь уходить не прощаясь (грекам больше повезло). Если белорус — можешь не улыбаться незнакомцам. Если цыган — можешь воровать. Выходит ведь так рассуждают люди, разводящие в ответ на критику руками со словами «Ну, такой у нас менталитет.» «Ну вот такая я. Прими, как есть.»

Люди, часто ссылающиеся на менталитет, чаще всего не осознают, насколько хрупкая и непостоянная вещь этот самый менталитет. А ведь он меняется постоянно. Менталитет поляка, жившего в коммунистической Польше 1970-х годов, гораздо больше был похож на менталитет северного корейца, чем на менталитет современного поляка. В течение первого тысячелетия нашей эры самыми страшными варварами в Европе были викинги, менталитет которых не только позволял мужчинам грабить, убивать и насиловать кого угодно за пределами родной деревни, но и приветствовал такие действия как проявление силы. Менталитет современных скандинавов, опережающих весь мир по социальному и технологическому развитию, проводящих феминистическую политику и криминализовавших все виды насилия, скорее напоминает полную противоположность менталитету викингов.

Почему менталитеты меняются? Потому что люди меняются. Кто активно, кто пассивно, но меняются все. Если грек в силу своих убеждений решил исправно платить налоги, то никакой менталитет его не остановит. Если голландец хочет быть щедрым — это его выбор. Каждый из наш сам решает, каким человеком он хочет быть. Красивыми рождаются не все, но это, слава богу, не главное. Лучшее качество человека — это способность совершенствоваться. Все мы способны формировать собственные взгляды, привычки, манеры, стиль жизни… И как я уже писал в одной их моих наиболее известных статей про коррупцию: положительный пример страшно заразителен. Если тысяча голландцев захочет быть щедрыми — это уже начало волны перемен в менталитете.

Если вы хотите стать лучше, сделать общество лучше — не принимайте себя такой/таким, как есть. Спросите себя, каким человеком вы хотели бы быть, и просто старайтесь быть этим человеком. И не надо говорить, что от вас ничего не зависит. От вас ВСЁ зависит. Общество — как паутина. Если потянуть за одну нить, вся паутина дрогнет, и часть её потянется следом.

Ну а для ленивых есть «лёгкий хлеб»: постоянно ищите изъяны у других и надейтесь, что вас примут такой/таким, как вы есть, а если не принимают — значит виноваты другие, а не вы. Этот совет вам не раз дадут псевдо-психологи из женских журналов.

Обсуждение этой статьи в Facebook.

Понравилась статья? Поделись!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •