Архив метки: запад

Кому мы нужны на западе?

Один из самых неприятных мифов, с которыми я столкнулся, вернувшись в Беларусь после многих лет жизни в Евросоюзе, это миф о том что, якобы, «на Западе» бытует некое презрительное отношение к странам бывшего соцблока и выходцам из них. У этого мифа даже есть устоявшийся лозунг: «Нас на Западе никто не ждёт.» Эту фразу я (и вы, наверное, тоже) слышал так много раз, что невольно начал задумываться, не является ли она результатом хорошо спланированной пиар-кампании. В политическом дискурсе к этому мифу часто прибегают противники интеграции наших восточноевропейских стран в западное сообщество, желающие доказать существование некого невидимого социо-культурного разлома там, где когда-то пролегала европейская граница СССР. Между строками подобной риторики прослеживается мифическое разделение на «их и нас», мол, «они нас за людей не считают», «мы для них — рабы», «мы им нужны только как рынок сбыта/сырьевой придаток/колония/вассал» и т.д. И всё же, так кому мы там реально нужны? Читать далее Кому мы нужны на западе?

Запад — это мы.

Существует древнейший миф о том, что национальность и система ценностей напрямую взаимосвязаны. И хотя все мы признаём, что все люди разные, это не мешает нам грешить обобщениями о ценностных особенностях разных национальностей. «Итальянцы — семейные», «арабы — набожные», «китайцы — трудолюбивые», «англичане — вежливые», «голландцы — скупые», «белорусы — мирные». При этом, никого из нас не повергнет в шок встреча с итальянцем-индивидуалистом, арабом-атеистом, китайцем-лентяем, англичанином-хамом, воинствующим белорусом или щедрым голландцем. Мы понимаем, что если в этих штампах и есть хотя бы какая-то доля правды, то основана она лишь на сравнительной частоте проявления некого качества или ценности среди представителей отдельно взятого народа.

Мы понимаем также, что со временем и по мере смены поколений частота этих проявлений может меняться. Теоретически, смена жизненных условий и прочие факторы могут привести к постепенному уменьшению доли верующих арабов настолько, что атеизм начнёт считаться типичной характеристикой араба. При этом мы никогда не сможем всерьёз утверждать, что все арабы — атеисты. Просто при достаточном количестве людей с определёнными ценностями в обществе, эти ценности становятся более характерными для общества в целом и, как следствие, постепенно становятся элементом государственной политики.

В своей статье о происхождении и значении понятия «Запад», я рассказывал о том, что в то время как цивилизационное понятие «Запад» подразумевает собой христианскую цивилизацию в целом, политическое понятие «Запад» в современном значении объединяет в себе государства с общей системой ценностей, таких как:  Читать далее Запад — это мы.

С чего начинается Запад?

Однажды попивая кофе в лобби-баре отеля Sofitel и любуясь видом на вечерний Будапешт с моим коллегой, англичанином Джоном Уорбуртоном, некогда сотрудником британских спецслужб, а нынче директором успешной ирландской интернет-компании, нашу беседу неожиданно прервал резкий скрежет проезжающего мимо трамвая. «Тебе не кажется,» задумчиво сказал Джон «что трамваи — это типичный признак восточной Европы?» Удивленный столь неожиданным наблюдением коллеги, я попросил его пояснить. «Понимаешь,» продолжил Джон, «есть определенные признаки восточных стран, видя которые, сразу понимаешь, что ты — не на Западе. Для меня таким признаком являются трамваи. Вот у вас ведь в Минске явно есть трамваи?»

Читать далее С чего начинается Запад?