Бывают ли СМИ независимыми?

Одна моя подруга когда-то работала на Белорусском телевидении редактором одной аналитической программы. Однажды мне на глаза попался подготовленный ею выпуск, в котором обсуждались версии таинственной смерти бывшего сотрудника российских спецслужб Александра Литвиненко. Кардинальная разница между версиями его убийства вызвала тогда целый дипломатический конфликт между Великобританией и Россией. Однако в аналитической программе, сюжет которой готовила моя подруга, озвучивалась только одна из версий, ранее активно распространённая в российских СМИ. При встрече с подругой я спросил её, почему в программе не озвучили британскую версию убийства, на что она ответила, что российская версия кажется ей более правдоподобной. «А как же журналистская этика?» спросил я. Она насмешливо ответила мне, что это просто красивая фраза, а на самом деле в любой стране СМИ подают информацию так, как выгодно властям этой страны. Этими словами моя подруга озвучила один из самых распространённых мифов в авторитарных странах: миф о том, что независимых СМИ в принципе не существует. 

Циничная парадигма этого мифа состоит в том, что все распространители информации на кого-то работают и пытаются вывернуть информацию так, чтобы их заказчикам было выгодно. Этот миф ужасен тем, что он полностью отрицает существование добра, чести и справедливости и фактически убивает веру в человека как духовно-нравственное существо. Этот миф рассматривает обмен информацией не как способ добиться правды, а как средство для пропаганды и манипуляции сознанием. Если верить в этот миф, то любое информационное поле — это не свободная среда, где в споре рождается истина, а поле битвы в информационной войне. А если исходить из того, что абсолютно все занимаются искажением фактов, манипуляциями и пропагандой, дабы выиграть в этой войне, значит таковы правила игры, и значит это можно делать и тебе, иначе не выиграешь.

Если всю жизнь жить в обществе, где СМИ ведут себя именно так, то поверить в этот миф гораздо проще, чем не поверить. К счастью, мне довелось пожить в разных странах, две из которых входят в десятку стран с самым высоким уровнем свободы прессы в мире, после чего мою веру в честного человека уже не один миф не сломает. Я хочу рассказать вам о том, как работают СМИ в истинно свободном информационном пространстве. И сделаю я это на примере Швеции, где я прожил большую часть своей жизни.

Свобода прессы в странах мира по данным международной организации Репортёры без границ (Reporters Without Borders).
Свобода прессы в странах мира по данным международной организации Репортёры без границ (Reporters Without Borders).
Уровень свободы прессы в странах мира по данным международной организации Freedom House.
Уровень свободы прессы в странах мира по данным международной организации Freedom House. Зелёный: свободные. Жёлтый: частично свободные. Сиреневый: несвободные.

Объективность — это святое

Нет в Швеции партии, более измученной журналистской критикой, чем социально-консервативная партия Шведские демократы. Это единственная партия в стране (за исключением ультра-правых движений, набирающих не более 1% на выборах), которая открыто критикует самую щедрую в Европе миграционную политику. Критиковать иммиграцию в шведском обществе считается проявлением негостепреимности и нетолерантности. На последних выборах Шведские демократы набрали почти 13% голосов, однако доверие к ним абсолютного большинства электората — предельно низкое. Все остальные партии Риксдага  отказываются вести с ними переговоры. Особенно недолюбливают Шведских демократов журналисты, которые в большинстве своем являются носителями левых и либеральных взглядов, и регулярно разоблачают представителей ШД за расистские высказывания.

Осенью 2014 шведский премьер-министр, социал-демократ Стефан Лёвен, написал в своей статье, что Шведские демократы являются неофашистской партией. Это утверждение скорее всего вполне соответствовало мнению большинства шведов. Однако оно тут же подверглось жесткой критике, как со стороны государственных, так и коммерческих СМИ. Даже социал-демократическая газета Aftonbladet опубликовала возражения ШД против такого навешивания ярлыков премьером.

Вопрос: почему все крупнейшие СМИ, давно недолюбливающие Шведских демократов и продолжающие их критиковать, заступились за них перед главным человеком в стране? Ответ: потому что премьер был несправедлив и необъективен в своем высказывании.

Журналистская этика не позволяла СМИ промолчать. Не важно, что высказывание было сделано в адрес партии, чья идеология противоречит общепринятым шведским ценностям. Как бы журналисты не относились к этой идеологии, объективно она не попадает под определение «неофашизм», а значит премьер поступил некорректно и СМИ должны сообщить об этом. Ибо объективность и надзор над представителями власти — важнейший долг СМИ перед обществом.

Государственные СМИ контролируют власть, а не наоборот

В Швеции нет про-властных СМИ. Там есть государственные СМИ, однако их редакционная политика никак не подстраивается под интересы правителей. Свидетельством этому может послужить то, что назначение председателей правления государственной телекомпании SVT за всю историю её существования только однажды (в 1994 году) совпало со сменой власти в стране. Леннарт Сандгрен, например, был председателем правления SVT с 1978 по 1994 гг. За это время в Швеции сменилось 7 правительств и власть успела перейти между 4 разными партиями. Действующая председатель, Анна-Карин Цельсинг, была назначена правительством право-центристской коалиции за полгода до последних выборов, после которых к власти пришли социал-демократы и зелёные, и она до сих пор остаётся на своём посту.

Другим подтверждением независимости гос-СМИ от власти являются регулярные разоблачения представителей власти журналистами государственных СМИ и трансляция государственными СМИ невыгодной для власти информации.

Одним из наиболее ярких примеров может послужить новостной сюжет на государственном радио 6 марта 2012 года, в котором были обнародованы доказательства причастности министерства обороны Швеции к строительству завода вооружений в Саудовской Аравии вопреки шведскому законодательству, запрещающему экспорт оружия в страны, в которых систематически нарушаются права человека. Это разоблачение закончилось отставкой министра обороны Свена Толгфорса, а журналисты, обнародовавшие эти данные были награждены Большой журналистской премией.

Другой яркий пример — разоблачение в сентябре 2012 года журналистами аналитической программы Uppdrag granskning на государственном телеканале SVT1 коррупционных схем телекоммуникационного концерна Telia Sonera, основным акционером которого является шведское государство, в Узбекистане. Репортаж раскрыл факты перевода концерном взяток дочери узбекского президента Гульнаре Каримовой через оффшор в Гибралтаре для получения 3G-лицензий и серий мобильных номеров в Узбекистане. Этот скандал закончился отставкой гендиректора концерна Ларса Ниберга, а авторы репортажа в 2013 также были награждены всё той же Большой журналистской премией.

Коммерческие СМИ тоже контролируют власть

Государственные СМИ существуют за счёт специальных сборов с населения, и потому не размещают рекламы. Это позволяет государственным СМИ оставаться полностью независимыми не только от власти, но и от коммерческих интересов. Независимость от рекламного рынка также позволила государственным СМИ первым полностью выйти в интернет, где рекламные бюджеты пока гораздо ниже, чем на традиционном телевидении. С 2006 года все программы SVT находятся в открытом доступе для стриминга через сайт телекомпании или через мобильное приложение SVT Play. Коммерческим каналам пришлось последовать примеру SVT, чтобы не потерять постепенно перетекающих от телевизоров в интернет зрителей. В 2009 году крупнейший коммерческий телеканал TV4 запустил подобную услугу, а позже подключились остальные. Таким образом государственные СМИ оказались в авангарде технологического развития шведского телевидения, что для большинства стран достаточно нетипично.

Коммерческие СМИ отвечают за 57% телеэфира, 29% радиоэфира и фактически 100% печатных изданий, ибо в Швеции вообще нет государственных газет (за исключением информационных бюллетеней и т.п.). Шведские газеты открыто позиционируют свою политическую направленность. К примеру, крупнейший шведский таблоид Aftonbladet позиционирует себя как социал-демократическую газету. Его главный конкурент Expressen — как либеральную, что указано на обложке каждого номера. Эта политическая позиция выражается в колонках редакторов и приглашённых публицистов, однако она никак не влияет на освящение газетами событий. В новостях журналисты коммерческих газет, независимо от их политической принадлежности, также руководствуются исключительно принципами объективности, непредвзятости и надзора над властью.

Этому есть множество подтверждений. Когда в 2014 году к власти пришли социал-демократы, тот же социал-демократический Aftonbladet первым прошёлся по всем грехам новых министров. Вспомнили нелепые высказывания нового министра жилищно-коммунального развития, скандал с нецелесообразным использованием бюджетных средств нового министра по гражданским делам, скандал с покупкой нижнего белья за бюджетные средства новым министром по инфраструктуре… То же самое было при право-центристском правительстве. Умеренно правая газета Svenska dagbladet, идеологически солидарная с правительством, безжалостно разоблачала данные о неуплаченных отдельными министрами налогах при оплате услуг няни и уборщицы. И хотя эти нарушения были совершены более 5 лет назад и по закону были списаны, министрам всё равно пришлось извиняться и оправдываться перед журналистами, после чего обеих отправили в отставку. В ноябре 2014 в газете Dagens nyheter вышла статья о несогласованных постройках на дачном участке министра сельского хозяйства, социал-демократа Свена-Эрика Бухта. На следующий же день эту информацию разгласила и социал-демократическая Aftonbladet.

Примеров пристального надзора как коммерческих, так и государственных СМИ, на представителями власти в Швеции бесконечно много.

СМИ контролируют СМИ

Однако даже в Швеции журналистская этика не всегда работает. Для разоблачения оплошностей СМИ на государственном радио есть программа медиакритики Medierna, в которой журналисты раз в неделю дают сводку журналистских ошибок, однобокого освещения событий, ненадлежащей проверки фактов и проявлений субъективности в новостных репортажах. Провинившихся журналистов просят прокомментировать свою оплошность. Попасться на крючок Medierna для шведского журналиста — страшная потеря лица. Тем не менее, отказать медиакритикам в интервью — позор ещё страшнее. Я уже несколько лет слушаю эту программу, и ни разу ни один журналист не посмел уйти от интервью. Бывало, отказывались политики, но большинство из них потом уходило в отставку. Просто потому что все понимают: если ушёл от ответа — значит виноват. А если не признал вину — значит вдвойне виноват.

Таким образом,  шведским политикам не куда прятаться от народного контроля. У них нет «своих» СМИ, которые придумают им оправдание или накопают грязи на оппонента, как это делают некоторые американские СМИ. Поэтому единственный способ не быть разоблачённым — это ничего не нарушать.

Хорошие привычки шведских журналистов

Я уже много лет ежедневно слежу за шведскими СМИ, и за это время хорошо ознакомился с принципами их работы. Кроме базовых правил журналистской этики, шведские журналисты (за редкими исключениями) придерживаются следующих правил:

  • Когда берут интервью у иностранца, его голос не дублируют. По телевизору пускают субтитры, а по радио просто пересказывают сказанное им.
  • Если в студии обсуждается спорный вопрос, в студии (либо на громкой связи) должны присутствовать сторонники обеих точек зрения.
  • Если одна из сторон конфликта отказалась от участия в программе, журналист всегда об этом сообщает аудитории.
  • Если в ходе дискуссии или интервью гость начинает высказывать обвинения в адрес человека или организации, не представленных в эфире, журналист немедленно пытается прервать гостя, поясняя, что третье лицо в студии не присутствует и не может ответить на обвинения, и потому озвучивать их — неуместно.
  • Если же обвинения всё-таки прозвучали, то в следующем выпуске обвинённое лицо приглашают для разъяснения своей точки зрения.
  • Журналист никогда не высказывает собственного мнения и старается быть в равной степени критичным к обоим сторонам конфликта. Даже намёки на поддержку одной из сторон в виде определённого выбора слов, мимики и тона голоса тут же подвергаются жёсткой критике со стороны журналистского сообщества. Журналисты реально боятся показаться необъективными, ибо прослыть необъективным в журналистской среде может быть чревато позором и концом карьеры.
  • Если СМИ совершило ошибку (например, опубликовало данные из плохо проверенного источника), информация с опровержением новости размещается в следующей программе/номере.
  • На шведском телевидении нет «аналитических программ одного актёра», ибо такой формат в корне противоречит элементарному принципу журналистской этики о недопустимости монополии мнения в эфире.

Угрозы свободе СМИ есть везде

Увы, даже в самых демократических странах случаются случаи посягательств на свободу слова. Пожалуй, крупнейшим медийным скандалом 2014 года в Швеции стал инцидент с увольнением репортёра местной газеты Norra Skåne, издающейся в 18-тысячном городке Хеслехольм. Газета принадлежит Партии Центра, имеющей 6% мандат в парламенте. Как оказалось, на главного редактора было оказано давление со стороны местного представителя партии с целью добиться увольнения репортёра, в связи с её многочисленными статьями, содержавшими критику в адрес местных властей, среди которых были представители Партии Центра. Эту информацию обнародовал новостной редактор газеты, заявив о своём увольнении в знак солидарности с репортёром. В итоге репортёру выплатили денежную компенсацию и дело не дошло до суда, однако такой наезд на свободу слова не мог не оставить шрам на репутации Швеции.

Другая проблема для свободы шведских СМИ — это угрозы журналистам со стороны криминальных группировок. Согласно опросу шведской ассоциации журналистов, более 8% ныне активных журналистов подвергались угрозам или насилию в течение последних двух лет. Чаще всего угрозы происходят от представителей преступных группировок, таких как байкерские клубы Hell’s Angels или Bandidos, имеющих серьёзный вес в преступном мире Скандинавии. Согласно тому же опросу, каждый четвёртый журналист сталкивался с попытками дачи взятки.

И что?

Для тех, кто не очень внимательно читал: смысл этой статьи не в том, чтобы рассказать, какие в Швеции прекрасные СМИ. Смысл в том, что есть в мире хорошие примеры честной, ответственной и свободной журналистики. И соответственно нет никаких оснований утверждать, что «все врут, так почему мне нельзя?» Журналист, который хотя бы один раз соврал, разместил непроверенную информацию или предвзято осветил событие, и позже не опроверг свою оплошность, не заслуживает ни доверия, ни уважения. Аргумент, что все так делают — нелегитимен, ибо это тоже ложь. Сторонитесь таких журналистов и СМИ. Не давайте им второго шанса. Ибо вторую ложь вы можете уже не распознать, и тем самым рискуете стать её носителем. Помните, что лучший способ победить ложь — это не пускать её в себя.

Обсуждение этой статьи в Facebook.

Понравилась статья? Поделись!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •